Председатель Луганской ОГА Сергей Гайдай: Буду просить премьера направить в область КРУ

Полтора месяца назад Луганскую областную государственную администрацию возглавил уроженец Северодонецка Сергей Гайдай. Он сменил на этом посту Виталия Комарницкого, который пробыл в кресле всего несколько месяцев и которого оппозиция называла сепаратистом. О реалияз сегодняшней Луганщины-в интервью Сергея Гайдая Главкому

Последним местом работы Гайдая была должность советника председателя Закарпатской ОГА, а до этого три года он работал главой Мукачевской райгосадминистрации. Новый президент якобы намеревался назначить его заместителем главы области, по крайней мере это анонсировал сам Гайдай. И из-за скандала не произошло. Депутаты Закарпатского облсовета в начале сентября обратились к президенту с открытым письмом и попросили назначить на эту должность «человека с более высокими моральными и деловыми качествами». После этого глава государства нашел для Гайдаю и высокую должность, и другую область — Луганскую.

На днях руководитель Луганщины побывал в Киеве, где встречался с премьерминистром Алексеем Гончаруком. Говорит, в последнее время часто бывает в столице. Жалуется, что весь в работе, ведь работает без заместителей, их до сих пор не назначили.

В интервью «Главкому» Сергей Гайдай рассказал о результатах совещания с главой правительства, жизнь людей в так называемой серой зоне после разведения войск и причины конфликта с местными элитами на Закарпатье.

Вы несколько дней были в Киеве. Вопросы решали?

На самом деле встреч много: касались они и проектов ГФРР (Государственного фонда регионального развития) на следующий год, и презентации в Институте стратегических исследований строительства железнодорожного пути (участок между городами Старобельск — Сватово).

На выходных было совещание у премьерминистра о проблемах с энергетикой, водой, экологией. Встречался также с «Укравтодором» о строительстве дорог в регионе, были встречи с инвесторами.

О каких инвесторов речь, когда и на какие объекты придут?

Чехи планируют заходить в модернизацию наших угольных шахт, они готовы делать автоматизацию железнодорожных переездов. Есть проекты по финансированию модернизации Северодонецкого ТЭЦ, чтобы поставить новые котлы, которые будут работать на газовом угле. Именно то, которое добывают у нас. Китайцы планируют заходить: их интересует построение нового железнодорожного депо и железнодорожных путей, проект которых мы представили. Есть инвесторы, которые планируют зайти в строительство сооружений для очистки воды и водопровода. Инвесторов много, сейчас самое главное — решить вопрос, как обеспечить госгарантию их инвестициям. Есть три варианта: первый — документ, который подготовит Кабмин, второй — госгарантия на уровне государственного «Укрэксимбанка», третий сейчас рассматриваем вместе с Минфином. Речь о том, чтобы заложить в бюджет статью о финансировании страхования иностранных инвестиций. Инвесторы к нам заходят, в принципе, на хороших условиях — 80% — финансирование от инвестора и 20% от государства.

Чем поощряете, почему инвесторам интересен прифронтовой регион?

У них уже нет таких возможностей (дома), где бы они могли такие огромные проекты реализовывать и зарабатывать деньги. Поэтому они берут дешевые европейские деньги, строят, продают свое оборудование. Вот что такое модернизация наших шахт? Это новое оборудование, которое сюда поставят на 15-20 млн. Евро, грубо говоря.

Вы говорите о проект железнодорожного участка к Старобельска. Но прежде на слуху было строительство участка Белокуракино-Сватово. Почему о ней забыли?

Нет, не будем сейчас рассматривать Белокуракино-Сватово. Мы рассматриваем сейчас участок в Старобельска, а это около 60 км. Она для нас важнее. Это глобальный проект. Его реализация позволит дешевле возить уголь на наши ТЭЦ. Наши аграрии сейчас разрушают автодороги, когда их перегрузке фуры ездят. А железная дорога поможет решить эту проблему.

 

 

Какова цена вопроса железнодорожной ветки к Старобельска?

Это миллиарды, поэтому пока это трудно говорить. Мы договорились, что USAID профинансируют нам ТЭО (технико-экономическое обоснование). Надеюсь, что в 2020 году мы уже его получим. После этого более четко понимать задачи. Железнодорожный путь — это не просто ветвь, это мосты, сооружения, очень дорогие, это рабочие места, развитие инфраструктуры.

Руководство государства говорит об одном из вариантов решения проблемы оккупированных территорий — построение стены. Что это будет означать для проектов, о которых говорите?

Если поставят стену на линии разграничения, нам все равно нужна будет эта железнодорожная ветка, ведь аграрии все равно будут возить продукцию. Кстати, в следующем году мы планируем сделать автодорогу Старобельск-Северодонецк-Сватово. Это стратегически важный треугольник для области.

Есть ли финансирование на этот проект, сколько нужно денег?

Я только что говорил по этому поводу. Мне звонил новый председатель «Укравтодора» Александр Кубраков. Президент поставил три задачи: автодороги Северодонецк-Станица Луганская, Северодонецк-Золотое и треугольник, о котором я говорил выше. Это миллиарды гривен. Сейчас разрабатывается проектно-сметная документация. Моя задача — проконтролировать и объявили тендеры вовремя. Чтобы как только снег сойдет, мы сразу начали работы.

1 км капитальной дороги будет стоить где-то 18 млн грн ориентировочно. На 90% мы сделаем все те дороги, которые планируем. Договаривался с Александром Кубраково, чтобы дорогу, которая ведет к Станицы Луганской разбили на три части и делали тендер. То есть будет не один, а три или четыре тендера. Ведь не сможет одна компания сделать 127 км дорог за 3 месяца, а именно столько километров планируем в 2020 году.

Сергей, с вашей области началось разведение войск. Уже прошел месяц после отвода в Золотом. Сколько людей оказалось в серой зоне, как они живут?

Как только прошло разведения, закончились политические спекуляции, никто не говорит об отступлении. Там полностью оборудованы защитные сооружения, блиндажи и окопы, где были договоренности. Все тихо, никто на участках разведения не стреляет. Ставятся определенные задачи, но мне пока не назначили заместителей, поэтому трудно другу быть везде одновременно. Но я иногда там бываю, приезжаю в школу, контролирую иногда какие-то работы, абсолютно спокойно там. Постоянно представители ОБСЕ, провели разминирование, постоянно представители СЦКК там находятся. Там сейчас нормально, спокойная, тихая, мирная обстановка. В Катериновке до 200 человек. В Золотом-4 (поселок Родина), может, 600 человек.

Обращался кто с просьбой помочь уехать из той территории?

Кто хочет, тот и уезжает. К нам не обращались. Единственное обращение было к президенту, когда он туда приезжал, от переселенцев, которых принудительно выгнали из домов на линии разграничения, со стороны временно оккупированной территории. Там 15 семей, к ним пришли и сказали: 30 минут и вас здесь нет! Они даже не смогли забрать свои вещи.

Какова судьба этих людей?

Они перебиваются кое-где. Президент пообещал, что он им поможет. На сегодняшний день я уже нашел 15 квартир, которые на балансе военно-гражданской администрации Золотого. Квартиры в Золотом-2, (поселок Карбонит). Все квартиры «убиты в хлам». Сейчас разрабатываем проектно-сметную документацию и, я думаю, первые пять в надлежащем состоянии я смогу людям отдать где-то через 3-3,5 месяца: сделаем там нормальные ремонты.

Вы сетовали на спекуляции, которые были во время разведения войск в Золотом-4. Остаются в том районе общественные активисты, которые активно выступали против?

Честно вам скажу, я там не видел местных жителей, которые протестовали. Я видел каких-то людей, которые приезжали и спекулировали этим вопросом. Я с ними тогда не говорил, когда приезжал президент. Спекуляция была даже в том, как он (президент) к ним пошел. Это было абсолютно спонтанное решение президента. Глава государства с ними нормально поговорил. А я стоял позади и наблюдал. Знаете, те ребята были «заточены» на агрессию. Им было все равно, даже если бы он сказал им: вперед, одеваю каску и сейчас в атаку. Им бы это все равно не понравилось бы. Сейчас там никого нет.

Но в интервью «Главкому» лидер «Нацдружин» Игорь Михайленко рассказывал, что активисты совместно с правоохранителями патрулировать улицы. Это происходит?

Что значит совместно патрулировать? О чем вы говорите? Никого там нет. Там официально находится Нацгвардия, все нормально, патрулируют. Люди довольны: там тишина, покой.

Бывшая заместитель председателя военно-гражданской администрации Золотого Любовь Зубок в интервью «Главкому» рассказывала о недостаточной информированности местного населения тем, как будет происходить разведения. Почему людям не объясняли, что будет происходить?

Наверное, недостаток информации есть. Я уже полтора месяца руковожу облгосадминистрацией, буду учитывать ошибки, которые допускались. Я не хочу говорить о предшественниках.

Так большинство местных за или против разведения? О чем вы людей спрашивают во время встреч?

Куда бы я ни приехал, первый вопрос к людям: что вам нужно, как и чем помочь? Они отвечают, что хотят мира. Те, кто здесь не был, совсем не понимают, что люди чувствуют.

В Золотом-4 есть школа №7. Разве из-за того, что она оказалась в «серой зоне», в ней стало безопаснее?

Да, это большая безопасность, там после разведения обстрелов нет. Приезжайте, посмотрите. К тому же нет «серой» зоны. Забудьте о таком формулировки. Есть демилитаризованная зона, туда не заходят чужие. Там патрулируют только наши Нацполиция, Нацгвардия.

Но и сепаратисты могут туда зайти?

Нет, не заходят. Я сам туда езжу.

Совсем недавно в Станице Луганской спокойно зашли представители оккупационной власти, то есть на территорию, которую к тому контролировала Украины. Где гарантия, что подобное не случится в Золотом?

Они не заходили к нам, они заходили на свою условную половину. По Золотом, так там есть патрули, там безопасно. Еще раз вас уверяю, я сам там бываю, и перед Новым годом там буду, детям что-то подарю, технику в школу привезу, колонку с микшером.

Станица Луганская — единственный КПВВ в Луганской области. Есть возможность открыть другие?

осле встречи в Париже, возможно, об этом узнаем. Все зависит от одного человека, от Путина. Мы со своей стороны сделали все, чтобы открыть еще КПВВ. Давайте говорить о разведении. Я много раз общался с президентом. Он не хочет сдавать ничего, но давайте говорить откровенно, военным способом, думаю, за два-три дня мы сможем зачистить и Донецк, и Луганск.Да, будут потери, но это реальная задача. Но дальше что? Помните 2008 год, Грузию, с чего там началось? С того, что была провокация и на провокацию ответили. Так же будет у нас, но нам даже не нужно отвечать.

С чего началось в Украине, с какой территории нас начали обстреливать градом? С российской. Каждый пограничник, который остался жив скажет, что их валили, пограничники первые были под обстрелом с российской территории.

Украина после разведения войск в Донбассе хочет провести выборы в том числе на ныне оккупированной территории. Насколько быстро могут произойти эти выборы?

Сначала нам нужно вернули контроль над нашим украинском-российской границей.

Есть мнения, что даже в случае их проведения по украинским законам, местные жители, которые жили под вражеской пропагандой, выберут НЕ проукраинские силы. Так нужны ли эти выборы?

Украинцы выбирали себе политиков из разных партий. Но назовите мне партию,которая не скурвилась, не продавала должности, портфели? Наша проблема у нас внутри. Помните слова Шевченко «Доборолась Украина до самого края, хуже ляхов свои дети ее распинают»? Те, которые руководили здесь, надевали вышиванки, но грабили. Луганскую область грабили все время. Ужас в том, что люди потом голосовали за тех, кто их грабил.

Но последние выборы показывают, что жители даже подконтрольных Украине территорий симпатизируют тем же политическим силам, наследникам Партии регионов, в частности ОПЗЖ.

С одной стороны, это очень депрессивная область, которая даже в период расцвета, экономического развития в 2006 и 2007 годах финансировалась по остаточному принципу. С другой стороны, есть куда расти. Я когда пришел, увидел, что уровень откатов здесь 30-40%.

К примеру?

Недавно была ситуация в Лисичанске. 80 тыс. населения осталось без воды (в середине октября 2019 в Лисичанске объявили даже чрезвычайную ситуацию — «Главком»). В то время областная администрация запланировала строить за 50 млн грн парк. Ну, простите, какой парк? Сейчас буду просить, писать письма Премьер министру, чтобы он прислал проверку КРУ за 2018-2019 годы. В Луганской области столько денег ушло «налево», что просто ужас.

Местные жители рассказывают о неравенстве, ведь до Золотого-4 постоянно присылают гуманитарную помощь, приезжают медики, а жители Золотого-1, или Золотого-3, например, сидят и без помощи, и без работы. Как решаете проблему?

Возможно, в плане «гуманитарки», действительно, акцент был на Золотом-4. А что касается отсального — не могу согласиться. Безработицы нет, люди работают на шахтах. То, что они получают зарплату с задержками, — это проблема, которую нужно решать.

В Станице Луганской также рассказывают о неравенстве другого плана. Одни люди получают выплаты и на подконтрольной Украине территории, и у оккупантов. Остальные либо не могут, либо брезгуют такими деньгами.

Мы надеемся, что все же после Нормандской встречи это все закончится. До этого только на законодательном уровне что-то можем изменить. Конечно, есть те, кто пользуется лазейками в законе, оформляют себе выплаты и здесь, и там. Но как ни крути, наши пенсионеры должны получать пенсии от Украины. А все остальное пусть остается на их совести. Это больше моральный вопрос.

Украинская сторона ранее заявляла о необходимости открытия новых КПВВ. Насколько быстро может заработать КПВВ в Золотом?

Инфраструктура для того, чтобы запустить КПВВ, готова. Есть пару нюансов, которые можно улучшить в течение двух-трех месяцев.

Во всех райгосадминистрациях назначены новые руководители?

Не закрытыми остаются только три района, один из которых вообще номинальный, потому что там уже сформирована ОТГ — это Беловодский район. Не закрытыми по назначениям является Новопсковский и Белокуракивський районы.

Вы раньше критиковали систему Lift, по которой новая власть искала руководителей райгосадминистраций по всей стране. Что вас не устраивает в ней?

Я и сейчас ее критикую. Она была представлена ​​как социальная. Социальными должны быть не лифты, а ступеньки. Когда человек имеет возможность подниматься вверх по ступенькам, мы поможем, где подтолкнем, протянем руку, если потребуется. А когда человек не хочет «пахать», а пришла, нажала кнопку, проехала на верный этаж лифтом, вышла, то это неправильно.

Есть какой-то процент людей, которые проходят через эту систему, более или менее нормальные, но он маленький. Люди в большинстве своем вообще не понимают, как работает эта система. Знаете, сколько я общаюсь с кандидатами на должности руководителей районов? 10 минут. Мне достаточно. Я был почти четыре года председателем райгосадминистрации, опыт не пропьешь. Своими ногами прошел путь до нынешней должности, набивал шишки. Вот они приходят и говорят, что хотят работать. Но часто просто не понимают специфику.

С лифта получилось пару людей, на которых я действительно обратил внимание, которых я назначил. Но если взять 10 человек, которые хотят быть главами РГА, то могу сразу сказать: 7 — это просто люди, которые идут делить бюджет, 2 — не понимают вообще куда идут. Возможно, что один человек готова трудно работать.

Какие зарплаты у глав районных администраций?

Где-то 17 тыс. грн. Но это вопрос не о деньгах. У меня зарплата неплохая,но… Не может руководитель областной администрации, тем более военно-гражданской, получать примерно 40 тыс. Грн. Считаю, я должен зарабатывать по 200 000.

Думаете, жители Луганщины положительно воспримут ваши слова о такой зарплате?

Я не говорю, что уже сегодня претендую на такую ​​зарплату. Имею в виду в принципе уровень заработка.

Проблемным вопросом является стабильность работы Луганской ТЭС. Какая гарантия, что больше не будет отключений электроэнергии, что мы наблюдали раньше?

Ищем механизмы, как не допустить. Именно по этому поводу говорили с премьером. Мы просили, чтобы этот вопрос, в частности, были включены в Минский формат переговоров.

Сергей, совсем недавно вы работали в другом конце страны — в Закарпатье. Но ушли оттуда со скандалом. Тогда вас бы должны были назначить первым заместителем председателя ОГА. Но местные депутаты обратились к президенту, в котором просили этого не делать. Почему возник конфликт между вами и местными депутатами?

Есть просто слова политиканов, таких, как Василий Петевка, Виктор Балога и т.д., а есть реальные вещи. Если проанализировать мою работу главы райгосадминистрации (Мукачевской РГА), тем больше меня не сделал в районе ни один другой его руководитель.

Если вы такой классный руководитель, то почему президент вас так и не назначил в Закарпатскую ОГА?

Я был председателем Мукачевской райгосадминистрации. Меня уволили (в 2018 году) по заказу местных кланов перед выборами. Уволили, потом я вернулся в роли советника главы областной администрации с перспективой зайти первым заместителем, и когда я начал наступать им на хвосты …

Им, это кому именно?

Местным кланам. Тем, кто воровал в Закарпатье всю жизнь: таможня и контрабанда, разработка русел рек, они сразу все поднялись против меня. Сколько бы ни было обвинений в мой адрес, они не вышли дальше регионального уровня — даже не СМИ, а каких блогов. Вот я хотел несколько раз в суд подавать, и не на кого.

Но, например, вполне конкретные подписанты открытого обращения к президенту…

Так почитайте, кто подписывал, к каким кланам они принадлежат (письмо подписали все главы фракций и групп в Закарпатском облсовете). Президент мне поверил, он меня назначил руководителем Луганской областной администрации, не самой лёгкой области Украины. По дорогам, так лучше, чем я для дорог никто ничего не сделал … Я лучше был во всем. Я единственный человек, который подарил району две пожарные машины. Я человек, который додумалась забрать из конфиската две машины, и подарить их медикам.

Какие у вас сейчас отношения с бывшим председателем Закарпатской ОГА Геннадием Москалем?

Никаких. Вообще не общаемся. Общался ранее как с человеком, которому я был подотчетен. Он был руководителем областной администрации, я был главой районной администрации.

Позвольте вопрос о Нормандских переговорах. Есть мнение, если смещения в лучшую для Украины сторону не будет, регион, возможно, превратится во второе Приднестровье. Автономия под каким соусом она записана в Конституцию — вариант выхода из тупика?

Президент вообще не рассматривает такой вариант.

Недавно издание «Зеркало недели» опубликовало результаты социологического опроса на оккупированной части Донбасса, результаты которого совсем не утешительны для Украины. Действительно настроения на той территории антиукраинские до такой степени?

Я не знаю, насколько реален тот срез. Если бы в 1969 году провели бы опрос в восточной Германии, какие бы мы получили результаты по остальной части Германии? Такие же! А сейчас у них единая и мощная страна.

Есть мнения, что следует садиться и общаться с той стороной. Но с кем именно, кто будет представлять ту сторону и о чем говорить?

Знаете, как говорят на Закарпатье сейчас, когда едут в Киев? «Мы поехали в Украину». Поэтому если спекулировать на сепаратистских движениях, то далеко зайдем. Я впервые приехал в тот регион в 2015 году. У меня есть друзья-венгры, у меня есть нормальные знакомые-словаки, наши украинцы, те, кто называют себя русинами. Со всеми общаемся нормально.

Мы понимаем, что будет проблема, это нелегко, тем более общения с человеком, который с автоматом простоял на блокпосту и легко зарабатывал деньги, имею в виду тех «Сепаров». Мы можем получить какие-то партизанские отряды, если не сможем договориться.

Михаил Глуховский, «Главком»

Новости по теме