125 аварий с начала года: Почему сходят с рельсов вагоны и локомотивы

В Украине участились сходы подвижного состава на железной дороге. Одной из причин аварий называют неудовлетворительное состояние инфраструктуры. Что будет делать УЗ?

25 сентября в США в штате Монтана сошел с рельсов пассажирский поезд компании Amtrak, той самой, которую так любит Джо Байден. К сожалению, в этой аварии не обошлось без жертв — сообщается о трех погибших. И это в Соединенных Штатах, у которых с финансированием инфраструктуры дела обстоят куда лучше, чем у Украины. В нашей стране пока, к счастью, обходилось без столь трагических последствий, но тенденция растущего числа сходов подвижного состава выглядит угрожающей.

За примерами далеко ходить не надо — ровно месяц назад, 26 августа, произошел сход грузового поезда, следовавшего по маршруту Клепаров-Батево. «На станции Глина-Навария Львовской железной дороги сошли и опрокинулись 18 груженых вагонов с рудой и щебнем. Идут восстановительные работы, задержка поездов, в том числе пассажирских. Специально созданная комиссия расследует обстоятельства аварии». «29 августа возле станции Запорожье-2 сошли с рельсов четыре вагона грузового поезда. Из-за аварии несколько пассажирских поездов будут курсировать по измененному маршруту». Новости подобные этим от «Укрзализныци» начали появляться все чаще. С путей сходят не только грузовые вагоны, но и пассажирские: 29 марта этого года сошел с рельсов скоростной поезд №732 «Интерсити+» сообщением Киев-Запорожье, а в начале августа вблизи Тернополя — локомотив, а также частично первый вагон пассажирского поезда № 357 Рахов-Киев.

Пока что такие аварии оцениваются только в денежных потерях, но в самой «Укрзализныце» опасаются, что критическое состояние инфраструктуры однажды может привести к непоправимым последствиям. «Я, правда, боюсь сходов… И если что-то страшное происходит со сходом, то я понимаю, что это не результат моей работы или двух-трех прошлых руководителей. Я понимаю, что это результат системного недоинвестирования в инфраструктуру», — говорит нынешний руководитель «Укрзализныци» Александр Камышин. «В ремонт инфраструктуры необходимо постоянно вкладывать средства. Данное правило, к сожалению, написано кровью. Давайте учиться на чужих ошибках», — поддерживает мысль своего руководителя замдиректора департамента коммерческой работы АО УЗ Валерий Ткачев, комментируя упомянутую аварию в США.

Не в европейском тренде

Хотя аварии на железных дорогах и сходы подвижного состава в европейских странах далеко не редки, все же в целом в Старом Свете в последние годы отмечают снижение количества серьезных происшествий. Так, в конце 2020 года Международный союз железных дорог (The International Union of Railways, UIC) опубликовал годовой отчет, в котором утверждалось, что уровень безопасности на железных дорогах ежегодно повышается. Согласно данным отчета, количество серьезных аварий сократилось в 2019 году на 11% по сравнению с 2018 годом и на 24% по сравнению с 2014 годом. При этом только 7% серьезных аварий, зарегистрированных в базе данных UIC, были отнесены на счет внутренних причин, включая те, что связаны с техническими причинами.

И хотя при анализе 2019 года Международный союз железных дорог учитывал и данные по Украине, цифры за 2020 и 2011 годы могут подпортить эту статистику для нашей страны.

Так, по информации, предоставленной в ответ на запрос ЦТС «Укртрансбезпекой», в течение 2020 года и 8 месяцев 2021 года произошло 235 транспортных происшествий, связанных со сходом с рельсов подвижного состава ж/д транспорта. Если конкретнее, то в 2020 году было 110 случаев аварий, связанных со сходами. В январе-августе 2021-го — 124 аварии и 1 катастрофа (как разъясняет УТБ, это авария с серьезными последствиями).

Для сравнения, в доковидном 2019 году сходов подвижного состава было зафиксировано 128. Меньшее количество инцидентов в 2020-м можно объяснить отсутствием пассажирского движения в течение нескольких месяцев, а потом его медленным восстановлением, плюс меньшей экономической активностью в целом в течение нескольких месяцев. А вот то, что за 8 месяцев 2021-го число аварий со сходами почти сравнялось с показателем 12 месяцев 2019 года, настораживает.

В самой «Укртрансбезпеке» в приведенных данных акцентировали, что, если сравнивать первое полугодие этого и прошлого года, то за 6 месяцев 2020 было 56 аварий со сходами, а за 6 месяцев 2021 — 79 аварий и 1 катастрофа. То есть, рост аварийности в первом полугодии составил +43%.

Тут стоит отметить, что «Укртрансбезпека» ведет учет инцидентов не только на сети УЗ, а в целом на железнодорожном транспорте Украины, то есть считаются сходы как на магистральных путях, так и на подъездных, и при маневровой работе. При этом не ведется учет принадлежности сошедших вагонов и локомотивов различным субъектам хозяйствования. Иными словами, считаются не только аварии на сети УЗ.

Поэтому данные самой «Укрзализныци» по количеству аварий в этом году отличаются. Так, в ответе АО УЗ на запрос ЦТС сказано: «С начала 2021 по АО «Укрзализныця» допущено 54 случая схода подвижного состава железнодорожного транспорта и 4 — столкновения подвижного состава с другим подвижным составом железнодорожного транспорта».

В результате этих аварий «Укрзализныця» зафиксировала сход 57 вагонов. Из них 33 вагона принадлежат частным украинским компаниям, еще 15 — «Укрзализныце». Пострадали и 9 иностранных вагонов (8 — Беларусь, 1 — Казахстан).

Инфраструктура минус — аварии плюс

«Почему все чаще мы слышим в СМИ информацию об авариях на сети «Укрзализныци». На мой взгляд, основная причина аварий — полный провал в проведении ремонтных работ и работ по содержанию верхнего строения пути, ж/д инфраструктуры в целом… Ремонты верхнего строения пути не производятся потому, что нет финансирования, не закупаются запчасти, УЗ нечем ремонтировать пути», — констатировал ранее заместитель директора департамента коммерческой работы АО УЗ.

Главная проблема текущего состояния инфраструктуры — постоянное недофинансирование и неудовлетворительная работа по проведению ремонтов.

По данным ВСК по вопросам УЗ, сейчас капитального ремонта и реконструкции требуют более 11 тыс. км железнодорожных путей, при том, что всего в эксплуатации 19,8 тыс. км главных ж/д путей. Выполнение таких работ составило от потребности 5,5% в 2018 году, 2,5% в 2019, 1,5% в 2020 и 0,04% в 1 кв. 2021 года.

Из-за невозможности дальнейшей эксплуатации в последние годы закрыто: 0,4 тыс. км главных и 1,8 тыс. км станционных путей, 2,5 тыс. стрелочных переводов. Установлено 31,8 тыс. ограничений скорости движения поездов. На 272 км главных путей скорость движения ограничена до 25 км/ч или даже до 15 км/ч, что является аварийным режимом пропуска поездов.

В текущем году создалась критическая ситуация с закупками материалов для ремонта путевого хозяйства, что непосредственно угрожает безопасности движения и приводит к авариям на железнодорожном транспорте. Централизованное снабжение этих материалов по состоянию на начало сентября составляло лишь 10% от плановых. 

«На сегодня программа закупок УЗ выполнена менее чем на треть и по некоторым позициям закуплено 0 тонн вообще. Сравнивая, например, с 10 годами ранее, когда закупалось 100 тыс. тонн рельсов в год, с пятью годами назад, когда закупали 50 тыс. тонн рельсов в год, на сегодняшний день закуплено 129 тонн. А без рельсов трудно строить что-то вообще. Схожая ситуация по стрелочным переводам», комментирует руководитель АО УЗ Александр Камышин.             

Неудовлетворительное качество инфраструктуры приводит не только к авариям, но и менее серьезным, на первый взгляд, последствиям — ухудшению оборота вагонов. Участники рынка отмечают, что в этом году скорость движения вагонов на сети значительно снизилась. Заместитель директора компании «ТЭП Вертикаль» Виктор Быков говорит, что огромную роль играет состояние верхнего строения пути на станциях и перегонах. «За последнее время на техническое содержание и ремонты путейцы практически ничего не получают и, как следствие, закрывают все больше и больше стрелочных переводов, участков пути и т.д. На каждой дороге цифра закрытых стрелочных переводов на главных и приемо-отправочных путях, уже перевалила за 250-300 «, — говорит он.

«Фактически, нам сложно оценивать реальное состояние путей, поскольку у нас нет ни возможностей, ни прав проводить какую-либо их профессиональную оценку. Для того, чтобы понимать фактический технический износ путевой инфраструктуры «Укрзализныця» должна провести оценку, именно она должна озвучить, какой у них износ. При этом не стоит забывать, что инфраструктура — это инфраструктура не только «Укрзализныци», и не только она находится в таком состоянии, но и инфраструктура многих промышленных предприятий и портов, включая факт грейферной выгрузки вагонов. Об этом также стоит говорить», — отмечают, в свою очередь, в компании «Лемтранс».

Быстро не получится 

Все участники рынка понимают, что решить проблемы с инфраструктурой, которые накапливались годами, быстро не получится. «Нет ничего такого, что бы я мог сделать сегодня, чтобы не было сходов через три-четыре месяца. За две-три недели ноября мы не успеем положить сотни километров пути. Мы подготовим рельсо-шпальную решетку, чтобы, как только появится возможность, делать ремонты. Но опять же, нам нужны 9 тыс. км, а не 100 км», — заявляет Александр Камышин. 

«В этом году фактически провалены закупки материалов для ремонтов инфраструктуры и подвижного состава — уровень обеспечения номенклатуры закупок по критическим позициям составляет лишь 20%, выполнение годового плана закупок — 34%. Состояние организации и осуществления закупок грозит срывом железнодорожных перевозок. Ситуация требует радикальных шагов со стороны команды «Укрзализныци», Министерства, парламентариев и всех ветвей государственной власти», — прокомментировал министр инфраструктуры Александр Кубраков.

Чтобы решить ситуацию, связанную с закупками материалов, необходимых для проведения ремонтов, Кабинет министров согласовал создание Антикризисного штаба по восстановлению устойчивого функционирования АО «Укрзализныця». Первое заседание состоялось 16 сентября. По итогам совещания МИУ отчиталось, что УЗ, Набсовет, само профильное министерство и другие органы исполнительной власти договорились разработать единые условия для закупок в железнодорожной сфере, которые позволят внедрить долгосрочные контракты.  

Руководитель «Укрзализныци» также говорит о том, что в первую очередь нужно менять подход к ремонту инфраструктуры. На следующий год в финансовый план УЗ снова заложили всего 300 км ремонта путей. Это при том, что просрочено будет 700 км. «Я должен найти механизм, как сделать хотя бы 1000 км. Из которых 700 км — годовая просрочка, 300 км — будем устранять накопленную просрочку. Мы понимаем, что нужно ускоряться с ремонтом инфраструктуры и менять логику», — анонсировал Александр Камышин.

Читайте также «Большое строительство» вагонов: Ждать ли отрасли восстановления объемов производства

Источник

Новости по теме